Главная » Страхование » Особенности «республиканской» математики

Особенности «республиканской» математики

После долгожданного «свободного курса», которым глава «ДНР» пугал дончан и жителей других оккупированных городов еще с начала июля, основы здравого смысла в новоиспеченных «республиках» в очередной раз пошатнулись.

В первый же день, когда стало известно о том, что теперь мизерные рублевые пенсии и зарплаты, платившиеся 1:2, и вовсе под огромным вопросом, все местные рынки и супермаркеты просто-таки обезумели: продукты тут же взлетели в цене втрое в своем рублевом эквиваленте, причем почему-то «после обеда», который каждый из уважавших себя продавцом определял по своему собственному будильнику.

Слухи о скорой кончине привычной математики выстроили очереди за мясом, хлебом, крупами, сахаром и другими социальными продуктами, позволяя предприимчивым бизнесменам наживаться на экономически слабом местном народце. Конечно, в этих очередях находились и те, кто крутил у виска указательным пальцем и тихонько шептал всем о том, что товары-то в основном из России, а значит и расчеты с поставщиками в рублях, а значит и повышать тут нечего, и гривна здесь совсем ни при чем! Но паника все же взяла свое: за первый день валютных нововведений были сметены подчистую целые прилавки, что уже на следующий день вызвало просто-таки всенародное отрезвление заявлениями высших «республиканских» чинов о том, что все вы, мол, идиоты, а те, кто не идиоты, — обязательно будут наказаны.

Действительно: уже на следующий день официально было объявлено, что, несмотря на обвалившийся курс рубля, никаких оснований повышать цены в рублях нет, и что все услуги — от коммунальных до оплаты интернета — должны осуществляться по фиксированному курсу 1:2, а осуществленные уже переплаты будут пересчитаны в пользу будущих месяцев. И тут стала понятна еще одна сторона местных интегралов: те, кто придержал на руках гривну, оказались едва ли не в списках донецкой элиты, теперь буквально утроивших свое состояние. Беда заключалась в том, что таких людей в наших краях оставались лишь единицы.

В их число вошел и я. Правда, особого состояния нажить мне не удалось, так как в знаменательный день «свободного курса» на руках у меня оставалась всего тысяча гривен наличными, но даже эта цифра меня несомненно радовала в условиях тотальной экономии всего и на всем. Действительно, если еще вчера я мог купить на нее товаров всего лишь на 2 тысячи рублей, расплачиваясь в супермаркете, либо получить 2300 в рублях, сдав эти деньги «менялам», — то теперь же можно было спокойно выручить за них около четырех тысяч рублей при прежних рублевых ценах, что я и собирался сделать, предусмотрительно решив купить непортящихся продуктов на пару месяцев вперед. Собирался, пока не зашел в «Амстор».

И здесь меня ждал еще один приятный сюрприз: на гривенной кассе висела бумажка с надписью «официальный курс 2,2». Я чуть было не подпрыгнул от радости: мало того, что цены пока удержали, мало того, что в «обменниках» моя тысяча стоит уже 3700 рублей по курсу 3,7, — так еще и ходить никуда не нужно — можно прямо сейчас купить продуктов по курсу, даже более выгодному, чем в официальных обменных пунктах. Но, слава богу, что-то у меня внутри подсказало, что не все так просто, — я и решил, так сказать, опробовать эту систему «малой кровью»: купил всего одну пачку гречки за 50 рублей, вместо того, чтобы сразу набрать продуктов на целую тысячу, и уже счастливо подплывал к кассе. Молодая девочка пробивает товар и ласково говорит «23 гривны». Я в изумлении спрашиваю:

— Подождите, как же так? Официальный-то курс 2,2.

— Все верно: делим ваши 50 рублей на 2,2 и получаем 23 гривны.

— Как «делим»? — Недоумеваю я. — Когда курс был 5,0, вы с успехом все умножали и получали цены 1:2. Теперь, когда рубль обвалился, вы стали делить?

— Молодой человек, я ничего не знаю: считает компьютер, а не я. 23 гривны.

В общем, вышел я совершенно озлобленный и решил в первый раз за все время оккупации воспользоваться услугами «ДНР»: тут же в интернете нашел номер «республиканской комиссии по ценообразованию», позвонил, объяснил ситуацию и спросил, почему мне по-прежнему продают продукты почти 1:2, когда курс как минимум 1:3? На что получил четкий и внятный ответ — «Все есть на сайте. Читайте». Зашел на сайт и понял, что «родная республика» в очередной раз оказалась умнее всех. Суть системы в том, что указанный на кассе курс 2,2 — вовсе не курс рубля к гривне и не означает двадцати двух копеек за один российский рубль. А напротив — это курс гривны к рублю, и за одну гривну, согласно «постановлению», при торговых расчетах берутся 2,2 рубля, т.е. почти те же 1:2. Тогда как тут же, в официальных «обменниках» буквально в этом же здании, действует уже совсем другая математика, и, сдав 1 гривну, вы получаете 3,7 рублей. Именно поэтому на кассах по-прежнему делят, не собираясь сбрасывать цен в гривенном эквиваленте и играя на общих на вид валютных цифрах при совершенно диаметральных операциях.

В заключение отмечу, что через неделю после всех этих событий тот же «Амстор» все же поднял в рублях цены на 40 процентов на целый ряд товаров, вроде риса и сахара, при этом ни на копейку так и не снизив их в гривнах, что уже, похоже, не удивляет здесь никого.

Источник: ru.krymr.com

Смотрите также

c59c6d07a2103b3f9e284a09891dae98

ОСАГО. Не нужно платить жуликам

Из 42 млн полисов ОСАГО, которые находятся в обращении, около 1 млн – подделки. Такие ...